Староверы Екабпилса и просвещение. 1905 — 1911гг.

Староверы Екабпилса и просвещение. 1905-1911г

24.03.12 11:12 | Автор: Administrator |

СТАРОВЕРЫ ЕКАБПИЛСА И ПРОСВЕЩЕНИЕ.

1905 — 1911гг.

До 1905 года школьное образование для староверов даже в Латвии, где отношение к ним было сравнительно либеральным, было малодоступно. Во-первых, потому что основная масса староверов проживала в сельской местности, где и школ по сути не было. Во-вторых и в- третьих, посещение школы требовало затрат, а денег всегда не хватало. И потому еще, что дети школьного возраста вынуждены были помогать взрослым…

Но были и другие причины. Даже в населенных пунктах, в которых русские школы были,  они посещались редко по причине строгого патронажа синодальной церкви  над ними. Имущие и более образованные семьи предпочитали  отдавать своих детей лучше в немецкие  школы, где староверов не заставляли  молиться по иному обряду..

Закон о веротерпимости от 17 апреля 1905 г. не только уравнял староверов и другие религиозные конфессии в Российской империи.  Он  послужил изменению отношения староверов к просвещению. Тем более, что закон позволял не только открывать при определенных условиях свои – староверские училища, но и предполагал их некое финансирование.

Любые общественные группы всегда неоднородны. И староверие состояло из более консервативной части, (для которой гражданское образование виделось лишь как угроза рузрушения привычных духовных устоев), и более прогрессивной части, видевшей в образовании способ обеспечить  детям достойное существование с сохранением приверженности к старой Вере…

…Увы, лишь из газет узнали мы о проведении «международной конференции, посвященной столетию уникального Всероссийского съезда староверов-поморцев по вопросам образования». Конференция проходила в Даугавпилсе, там же, где когда-то работал  и съезд. Организовал конференцию, видимо, Центральный Совет Поморской церкви Латвии. Проходила она в странном для многих, непонятном режиме, без широкого оповещения, для узкого круга «своих людей»…А жаль…Знаем многих людей, которые обошлись бы без трехдневного пансиона, чтобы только послушать содержательные доклады..

Зато велико было удовольствие неожиданно приобрести в Гребенщиковской общине ей же изданную симпатично  брошюру, посвященную  Всероссийскому съезду по образованию и современным «традициям образования в староверии».

Сд-1

Эта-то  книжечка, тоненькая, но ёмкая, вызвала много воспоминаний и размышлений, став поводом для настоящей публикации.

Не так уж и много их было – Всероссийских Соборов и съездов староверов-поморцев… И проводился этот съезд в малопримечательном тогда, провинциальном Двинске (Даугавпилсе). Это сейчас Даугавпилс – самый русский город Латвии, почти старообрядческая столица мира (шесть действующих наших храмов !!)…

А тогда, в 1911 году – небольшой городок с любопытным составом населения: евреев – 40 процентов, немцев и поляков – столько же, остальное — русские староверы и православные. В городе две действующие староверские общины – Старофорштадтская (федосеевцы) и Задамбовская – ныне Гайковская — (поморцы). Правда, в 1908 году состоялась закладка храма на Новом Строении, а перед тем и в Гайке.

Думаю, что способствовали проведению съезда в Двинске следующие причины:

  • 1.   В 1906 — 1911 гг.  в Курляндской губернии  было открыто 17 старообрядческих начальных училищ: в Якобштадте, Иллуксте, Гриве, Суббате, Володино, Саманях, Боровке, Нидеркунах и др. Курляндия – левообережье Даугавы – там традиционно благоприятно относились к старообрядчеству, а нынешняя левобережная часть Даугавпилса – Грива до 1950 годов была самостоятельным и самым русским городом Латвии. За это пятилетие в Курляндии и был накоплен первый значительный опыт работы в деле старообрядческого просвещения.
  • Съезду необходимо было изучить, обобщить и распространить курляндский опыт.
  • 2.  Удачное расположение Двинска как транспортного центра.
  • Деятельность в Двинске целой плеяды старообрядческих подвижников. Депутатом Государственной Думы от Витебской губернии был М. К. Ермолаев. Гласными (депутатами) городской думы являлись И. М. Селянин и С. Р.  Кириллов (будущий член 4-й Российской Думы). Ведь съезд проходил в помещениях Двинской Думы!
  • 3.  Действовала с успехом старообрядческая общественная организация – староверское Братство (в современном понятии – общество), руководимая тем же С. Р. Кирилловым и Г. П. Романовым. Авторитет  общественных организаций, объединяющих активных и влиятельных лидеров – всегда благоприятно сказывался на  симпатиях к общности в целом.

 

021

Список участников съезда. Здесь не без курьеза: перепутаны инициалы Кирилловых. Ясно, что Стефан Родионович – не представитель Ярославля… Жаль, что у почти что четверти участников не указано место представления. Но мы знаем, что Тарасий Феопентович Макаров представлял Екабпилс! На этом фото его фигура легко узнается у левого портрета.

Сд-8

К сожалению, в связи с тяжелой болезнью не смог участвовать в заседаниях съезда Лев Феоктистович Пичугин.

ПИЧУГИН Лев Феоктистович (Родился в 1859 году в городе Сердобске Саратовской губернии, скончался в 1912году) — выдающийся деятель и руководитель поморского согласия. С юных лет вступил на духовное поприще. Благодаря упорному самообразованию, стал знаменитым начетчиком, признанным защитником староверия. Заложил основу для объединения беспоповцев на принципах и заветах поморских учителей развития соборного начала, упорядочения церковной службы. Не будучи наставником, был избран председателем 1-го Всероссийского собора христиан-поморцев в Москве (1909).Его выступления своей ясностью, убедительностью поразили присутствовавших на заседаниях журналистов тогдашней прессы. Один из них отмечал, что в в Госдуме редко услышишь такую речь. В конце соборных заседаний провел публичные собеседования с представителями белокриницкого согласия — Ф. Мельниковым и Д. Варакиным. При многочисленных слушателях особенно проявились обширные богословские познания, полемические способности и красноречие Пичугина. Он  содействовал учреждению в Москве Совета Всероссийских соборов и съездов поморцев, приемлющих брак (1909). Из-за болезни не смог принять участия в Двинском съезде по образованию и во 2-м Всероссийском соборе христиан-поморцев в Москве (1912). Сотрудничал в поморском журнале «Щит веры» (1912-1917). Оставил много сочинений. Среди них — труд «Старая вера», «О единоверии», письма, доклады, журнальные статьи. В кругах старообрядчества Льва Феоктистовича Пичугина называли «светильником разума».

Председателем съезда в Двинске был избран Михаил Кондратьевич Ермолаев

ЕРМОЛАЕВ Михаил Кондратьевич (1880 — 1919) общественный деятель, депутат III Государственной Думы от Витебской губернии. Крестьянин дер. Мельница Малиновской вол. Динабургского у. (ныне Д-пилсский р-н Латвии). При непосредственном участии Е. был проведен через Думу целый ряд документов в пользу старообрядчества, что вызвало крайнее неудовольствие православного духовенства Полоцкой епархии. Почетный член 1-го Всероссийского христианского съезда в Москве (1908). Схвачен во время коммунистических арестов в Двинске (27 марта 1919), среди 40 чел. в тот же день выведен в сторону крепости и расстрелян. Получив легкое ранение, был завален трупами, позже выбрался и пошел в город, где был арестован вторично и казнен.

— Почетным председателем съезда был избран Терентий Акимович Худошин.

Среди видных учителей Поморской Церкви  в конце XIX и в начале XX в. почетное место занимает Терентий Акимович Худошин. В широких кругах Старообрядчества его называли «Поморским Златоустом». Терентий Акимович посещал многие старообрядческие общества (Москва, Тула, города центральной России, Вильнюс, Поволжье, Урал, Кубань, Сибирь) и всюду пользовался неизменной любовью и большим авторитетом. В 1906 году Т. А. Худошин вместе с Д. В. Батовым участвовали в Соборе в г. Вильнюсе. Он был одним из активных участников по подготовке материалов к I Всероссийскому Собору. На нем в 1909 году он выступил с докладами по вопросам: о настоятелях и наставниках и о существе брака. Эти доклады были заслушаны Собором и напечатаны в «Деяниях Собора». На Соборе он был избран товарищем (заместителем) председателя, а затем членом Совета Соборов. В 1911 году Т. А. Худошин вместе с В. 3. Яксановым активно участвовал в работе Всероссийского Съезда старообрядцев по народному образованию в г. Двинске. На II Всероссийском Соборе в 1912 году, состоявшемся после кончины Л. Ф. Пичугина, Терентий Акимович был единогласно избран председателем Собора. Старообрядческий поморский журнал «Щит веры», издававшийся в течение ряда лет в Саратове, выходил при его постоянном деятельном участии. В 1923 году по инициативе Т. А. Худошина в Москве были созваны члены Совета Соборов и Духовного Суда и был организован Высший Духовный Совет Старообрядческой Поморской Церкви. В 1924 году он участвовал в работе Съезда старообрядцев-поморцев в г. Кургане. Т. А. Худошин жил со своей семьей в селе Ахмат (район Саратова). Скончался он в возрасте 69 лет в г. Саратове.

-Заместители председателя съезда:    В секретариате съезда в том числе трудились Н. П. Ануфриев и В. З. Яксанов.

  • Николай Петрович АНУФРИЕВ (1876 — 1941) — выдающийся старообрядческий деятель. Получил юридическое образование и имел ученое звание приват-доцента. Являясь бессменным секретарем 2-й Московской поморской общины, внес большой вклад в подготовку 1-го и 2-го Всероссийских соборов христиан-поморцев, а также составил и подготовил к печати сборник трудов этих соборов. На соборе 1909 избран в состав секретариата Совета Всероссийских соборов и съездов поморцев. Участник 1-го Всероссийского съезда по народному образованию в Двинске (1911) и Всероссийского поморского совещания (1917). Участвовал в разработке «Положения о Церкви поморцев в России» (1917), способствовал учреждению в Москве Староверской народной академии (1918), в которой затем преподавал. Принимал активное участие в работе Высшего Духовного Совета.). 
  • Стефан Родионович КИРИЛЛОВ (1877 — 1960) — видный религиозно-общественный деятель Латвии. Родился в старообрядчекой семье в Режицком уезде, в юношеском возрасте переехал в Двинск. Окончил полный курс Двинс­кого гор.училища и Двинскую телеграфную школу. В 1896 в Якобштадте (ныне Екабпилс, Латвия) сдал экзамен на звание учителя. В 1911-1912 К. за­нимал выборную должность члена Двинской земской уездной управы. К. — участник Iи II Всероссийских соборов старообрядцев в Москве в 1909 и 1912. Избирался в адми­нистративные органы соборов. В 1911 при­нимал участие во Всероссийском съезде старообрядцев-поморцев по народному образова­нию в Двинске. В 1912 К. был избран от Витебской губернии членом Государственной Думы IVсозыва, где состоял в комиссии по делам старообрядцев и в бюджет­ной комиссии. В 1915-1917 К. — доброволь­ный участник 1-й мировой войны, по линии Красного Креста побывал на разных фрон­тах, вблизи передовой, отмечен Георгиевс­ким крестом и др. наградами. В Латвию вернулся в 1921, сразу же был избран глас­ным городской Думы, председателем ее РК. С 1920 по 1929— член Центрального Комитета по делам стар-дцев Латвии, избранного 4 ноября 1920 первым организационным Вселат­вийским съездом староверов в Резекне.. С мая 1929 по май 1934 К. — предс. Совета старообрядческих соборов и съездов. С 1928 по 1931 — депутат III Сейма Латвии, вице-министр земледе­лия, учредитель общества Д-пилсское Старообрядческое братство. Издатель га­зеты «Старообрядческий вестник», журналов «Вестник Совета Старообрядческих Соборов и Съездов в Латвии» и «Старообрядческий мир». С 1940-х???? жил в Риге, работал на гос. службе. Похоронен на рижском  Иванов­ском кладбище.
  • Г. П. Романов (1872-1942) – Был подрядчиком и членом Двинской городской управы, наставником при моленной «Двинского старообрядческого братства». В 1930 году был назначен на должность наставника при войсковых частях латвийской армии. («Двинский голос», 1930, 13 июля). Председатель правления Двинского старообрядческого братства.Секретарь правления Двинского старообрядческого ссудо-сберегательного общества. Председатель правления Двинского общества страхования от огня. Являлся избранным членом знаменитой благодарственной депутации к Российскому царю 1906 года. Участник Двинского Всероссийского съезда поморцев   по вопросам образования1911) В 1931-1932 гг. – наставник Первой Двинской Новостроенской общины.
  • Симеон Фёдорович ЕГУПЁНОК (1850 — 1934) — наставник, писатель и известный религиозный деятель. Сын федосеевца из Видз (Беларусь). Служил в причте Виленского храма. (певец, 1870-1878) и Бобруйской (головщик, до 1896) общин. В 1896 — 1906 – наставничал в Пскове, где уже с позиций поморца (признавал церковные браки, хотя сам был неженат) начал полемизировать с    федосеевским согласием. К псковскому периоду его жизни относятся и первые дошедшие до нас стихотворения, имеющие ярко выраженный религиозный характер. В его поэтическом творчестве прослеживается и фольклорная традиция (духовные стихи). В конце 1890-х в предисловии к рукописному сборнику своих сочинений, составленному спустя тридцать лет в Вильне, он писал о себе: «малограмотный смиренный старец». В 1918-1934 г. — он наставник Виленской общины, где прослужил почти 25 лет. Участник предсоборного совещания дух.о. и начетчиков, состоявшегося 25-28 февр. 1909 в Москве и обсуждавшего вопросы, предложенные на рассмотрение 1-го Всероссийского собора христиан — поморцев, участвовал в этом соборе (1-12 мая 1909), где был избран в ДК и ДС Совета Всероссийских соборов и съездов поморцев. Проявил себя как даровитый и глубокий духовный писатель. Перу Е. принадлежит не один духовный стих
  • Осип Матвеевич Андреев (1855 — 1938), школьный инспектор, поэт и известный религиозно-общественный деятель. Родился в потомственной семье наставников. После Манифеста о свободе вероисповеданий в России активно включился в общественную и просветительскую деятельность. Участник подготовки и проведения съезда старообрядцев Северо-западного края в Вильне (1906), также 1-го Всероссийского съезда по народному образованию  поморцев в Двинске (1911), где выступил с докладом. В феврале 1906 в составе делегации поморцев Российской империи был на приеме у царя Николая II. После 1-й мировой войны А., по словам одного современника, богато одаренный от Бога талантами и исключительной энергией, — один из активных участников объединения старообрядчества в Польше.  
  • Аристарх Моисеевич Пимонов (скончался в 1915), купец, подрядчик, один из видных поморских деятелей Российской  империи и общественный деятель Литвы. В нач. XX в. Виленская  община стала крупным центром поморского согласия, что во многом  являлось заслугой П. В 1900— 1915 был предс. (до 1907 попечитель) совета Виленской общины. После многолетних тщетных попыток в 1900 П. удалось получить разрешение на перестройку под храм каменного здания вил. богадельни. Глава депутации старообрядцев от западных губерний России, принятой имп. Николаем II в Царском Селе (21 февр. 1906).

 

  Василий Захарьевич Яксанов родился в 1888 году в Саратове. С 12 лет начал работать на кожевенном заводе, а в свободное от работы время занимался самообразованием. В 1909 году, будучи секретарем Саратовской поморской общины, был делегирован на Первый Всероссийский Собор христиан-поморцев. на Соборе был избран секретарем и членом училищной комиссии.В 1910 году организовал первую в Поволжье старообрядческую школу. В этой пятилетней школе Василий Захарьевич стал заведующим. В школе обучалось 226 детей, преимущественно, дети ремесленников и рабочих.В 1911 году на Съезде старообрядцев по духовному образованию В.З.Яксанов выступил с докладом «Старообрядчество и просвещение».  На Втором Всероссийском Соборе христиан-поморцев в 1912 году им были прочитаны доклады «О значении соборов в жизни Церкви» и «О старообрядческих общинах».С 1912 года Василий Захарьевич выпускал и редактировал ежемесячный журнал «Щит Веры». С журналом сотрудничали самые яркие представители Поморской Церкви: Л.Ф.Пичугин, Т.А.Худошин, С.Ф.егупенок, Т.С.Тулупов и другие.Им изданы «Сказания о страдальцах Соловецких», «История христианства», «Устав поморский», «История о зачале Выговской пустыни» И.Филиппова, «Старая Вера» Л.Ф.Пичугина, «Азбука веры» Д.В.Батова, сочинения Л.Ф.Пичугина, Д.В.Батова, С.Н.Хмелинского, «Выговское общежительство» П.Г.Любомирова, биографические очерки, духовные стихи и другие сочинения.

 

Вот какие выдающиеся личности  на съезде в Двинске решали вопросы образования!

 

Итак, перед староверами возникла задача огромной сложности, требовавшая не только колоссальных денежных средств, но и особого внимания, большой осмотрительности, глубоких знаний. Не было своих преподавателей,   своих учебников и своих курсов для подготовки учителей и преподавателей Закона Божьего. Все участники съезда понимали, что староверы, являясь  меньшинством в иноверческой массе и находясь, хотя и под косвенным влиянием иноверческой же школы, постепенно могут утерять свои отличительные духовные черты. И это приведет к тому, что они станут староверами лишь по названию.

Конечно же, на съезде завязалась полемика между скептиками и оптимистами. Но и тем и другим, наверняка, стал интересен доклад Тарасия Феопентовича Макарова «Что должны дать народу старообрядческие училища?» Ведь доклад был основан на более чем пятилетнем опыте работы первого  старообрядческого казенно-приходского училища в городе Якобштадте (школы в городе Екабпилсе – по современной терминологии). Доклад был рекомендован к печати!

В итоговом решении съезда имеется и такая фраза: съезд выражает почтение памяти почившего П. С. Шамши, как ПЕРВОГО старообрядческого учителя в ПЕРВОЙ старообрядческой школе Балтийских губерний..

Об этой школе подробно в очерке Зиновии Зимовой, подготовленному еще в 2009 году.

 

100 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД  — в 1909 ГОДУ

Осенью нынешнего года исполняется  сто лет  с того дня, как  Якобштадское старообрядческое училище  обрело  собственный дом —   новое двухэтажное краснокирпичное здание на углу  Конной и Песочной улиц (теперь улицы Виестура и А. Пормаля).

До этого  училище работало в частных домах: сначала по улице Филозофу, затем  — на Большой (Бривибас) около католического костела.

Официальное название училища до 1915 года — «Якобштадское казенно-приходское старообрядческое училище». Открылось оно осенью 1906 года и было одним из самых первых  училищ для детей староверов не только в Прибалтике, но и в России. Появилось оно в маленьком провинциальном городке Курляндской губернии благодаря  воле и настойчивости нескольких наиболее дальновидных и образованных местных староверов во главе с Афанасием Феоктистовичем Китовым,  крупным предпринимателем и землевладельцем (по местным масштабам). А. Ф. Китов, получив от руководства Рижского Учебного округа отказ в своем ходатайстве об открытии школы  в Якобштадте,  поехал «пробивать училище» в Санкт-Петербург – и все это на основе  только что опубликованного Высочайшего Манифеста о веротерпимости. Еще не были разработаны, как теперь говорят, «подзаконные акты», какие-либо нормы содержания и программы казенно-приходских училищ староверов, а А. Ф. уже  привез разрешение на организацию такой школы. Большое содействие открытию училища оказал и тогдашний инспектор народных училищ И. С. Овчинников. Чтобы ускорить  открытие учебного заведения, А.Ф Китов,  пожертвовал  училищу полное оснащение на 100 учеников – парты, доски, чернильницы и т.д. И школа открылась! Первым заведующим на протяжении двух лет был рижанин Прокопий Семенович Шамша, оставивший по себе добрую память.Сд-4Сд-5

(Фотооткрытка с штампом даты отправления)

Однако частные дома, даже весьма просторные, были плохо приспособлены  для обучения десятков детей. Уже летом 1907 года Совет общины принял решение строить собственное здание и создал особый Попечительский Совет училища, который руководил строительством, сбором и распределением средств. В него вошли А. Ф. Китов, Д. Д. Перевозчиков, И. И. Лебедев. Из 5500 рублей сметы строительства казна выделила 3500, остальное внесли сами староверы города, ближних и дальних окрестностей, даже из Ливан.  Крупнейшими жертвователями стали сам А.Ф. Китов, семья Перевозчиковых, И. И. Лебедев, И. С. Китов, А. Павлов и другие. Многие внесли свой вклад трудом на заготовке отпущенного казной леса в местечке Дигнае, его транспортировке, сплаву по Даугаве и непосредственно в строительстве. Со стороны города над работами надзирал особый строительный комитет. Строительство «красной школы» (по цвету кирпича!) —  типичный пример «общего деяния», столь распространенного когда-то у старообрядцев.

Городские власти к тому времени возвратили общине большой участок земли на углу Конной и Песочной улиц. Именно там  до нач. 50-ых годов XIX века находилась моленная местных староверов. Потом ее по приказу властей разобрали, а землю намеревались  передать синодальной церкви. Но участок так и не был застроен, и теперь ничто не мешало возведению училища.

Не прошло и двух лет с закладки фундамента (под который по традиции было брошено серебро и будто бы даже золотая монета!), как на перекрестке улиц поднялось нарядное и строгое  красного кирпича здание под железной крышей.

 

Оно уже точно соответствовало тогдашним требованиям к начальному учебному заведению. На каждом этаже было по два больших  (на 30 человек) помещения и по два меньших. Из последних одно отводилось под учительскую, в другом  вскоре была оборудована скромная кухня с плитой. Бывало, что в кухне ютилась семья сторожа и  уборщицы. Классные комнаты выходили в широкий корридор – рекреацию . В то же время они попарно сообщались между собой – на тот случай, если один учитель одновременно вел урок в двух классах…  Учителя получали жалование от казны, община же должна была содержать помещение — отапливать, ремонтировать, оплачивать  сторожа, уборщицу и т.д.

К этому времени в школе работали талантливые учителя, поборники староообрядческого  просвещения  Иван Ульянович Ваконья (1883-1965) и Дионисий Григорьевич Макеев. Оба они в будущем станут известными старообрядцами, даже и за пределами Латвии. И. У. Ваконья закончит жизненный путь уважаемым наставником Рижской Гребенщиковской общины. Одновременно с ним  будет там служить бессменным головщиков правого клироса в течение 33 лет Аркадий Дионисьевич Макеев, родившийся в 1907 году в Екабпилсе и крещенный в нашей моленной. С 1909 года и по август 1912 года  училище возглавлял Григорий Максимович Зубов. Он не только руководил учебным процессом, но заботился о разбивке сада, ходатайствовал  перед Советом общины о поддержке детей из беднейших семейств учебными принадлежностями и даже обувью. После Первой мировой войны Зубов  будет уважаемым членом Попечительского Совета Гребенщиковской школы, а так же заведующим одной из русских школ Риги.

(комментарии З. Зимовой к фотографии открытия нового здания школы)Св-6

Владелец фотографии Михаил Онисимович Павлов (1910-1988), подаривший мне ее перед своей кончиной. Он несколько лет работал над «опознанием» людей с этой фотографии.

 Сидят (слева) 2) Афанасий Феоктистович Китов, 7) наставник Кудряшов 8)Дорофей Дорофеевич Перевозчиков, юрист общины.

Стоят (2-й ряд, слева) 1-? (немного похож на Е. М Китова, но ему полагалось бы быть на болеее почетном месте) 2) импозантный господин похож на виденного мною на фотографии П. Яблокова, видного рижского старообрядца, недавно ставшего тестем А.Ф. Китова. 3) Широченные плечи и окладистая, «неокультуренная» борода принадлежит (по словам М. Павлова) старому Перевозчикову,  Дорофею Астратьевичу. 4) и 5) — оба невысоких, темноволосых, нестарых мужчины — братья Яковлевы из Ливан, наши родственники,  6) Сергей  Андреевич Мещенков (до 1-й мировой войны-сосед наш по ул. Бривибас, друг  моего деда И.С.,  7) Иван Софронович Китов (Член Совета общины, еще благополучный хозяин земли и двух домов в городе, отец четырех детей) 8) Онисим Минович Павлов (член Совета общины,    к этому времени уже был женат вторично и имел сына Константина – будущего иконописца. 9) Скорее всего, Иван Исаевич Лебедев. один из организаторов общины в 1906-1907 году.

     В центре 3-его ряда стоят молодые учителя — Шамша (в пенсне) рядом должны были быть Макеев, Зубов и Ваконья. Другие, хотя и кажутся чем-то знакомыми,  так и остались неузнанными.

Надо отметить, что все эти учителя неизменно показывали пример своим ученикам и их родителям  регулярным посещением нашего  храма, а Макеев-старший исполнял обязанности головщика правого клироса,  бывало, даже замещал наставника. Наши староверы долго помнили его красивый бас и степенное пение.

Якобштадские староверы не остались в стороне от создания в 1910 г. Старообрядческой учительской семинарии в г. Иллуксте (потом переведена в Гриву).  На открытие ее ездил все тот же радетель просвещения староверов –А.Ф. Китов. Видимо, он чем-то содействовал созданию и этого учебного заведения. В списке семнадцати первых семинаристов  мы видим и фамилии молодых якобштадских староверов Феоктиста Егорова, Феофана Качова, Варсонофия Рыбакова. Все трое – выпускники Екабпилсского училища, причем Егоров числится рижским мещанином.

В 1914 году началась Первая мировая война, а летом 1915 года линия фронта остановилась перед Якобштадтом – на два года. Все учебные заведения были закрыты,  их помещения заняли военные, чаще всего под госпиталя. Часть училищ была вместе с преподавателями и старшими учениками эвакуирована в глубь России, но староверы, конечно, остались…

После почти пяти лет военно-революционного лихолетья прифронтовой город был в разрухе и бедности. Молодая Латвийская власть  все же сумела начать восстановление народного образования. В марте 1920 года дошла очередь и дщ нашей школы, которая теперь именовалась  Jekabmiesta krievu pamatskola.

Здание стояло без окон и дверей, печи были разрушены, крыша текла. Отвыкшие от учебы, дети-переростки с трудом возвращались к учебному труду. Обеднела и община, не могла чем-то большим помочь своей школе. Впрочем, школа уже не была чисто старообрядческой, в первые два-три года в ней учились все, кто до войны начинал учебу на русском и на немецком языках. За немногими уцелевшими четырехместными партами тесно сидели русские, евреи, немцы. Вскоре положение нормализовалось, и в школе остались лишь русские дети. Из них  подавляющее большинство (около 90%) были выходцами из семей старообрядцев города, пригорода — Бродов и окрестных хуторов. И, как и до войны, утро вновь начиналось с общей молитвы, которую проводил  законоучитель, а также преподаватель математики, физики и естествоведения Тарасий Феопентович Макаров. В нашей школе он проработает 30 лет, какое-то время будет даже руководить ею. Кроме того, Макаров  не раз избирался председателем общины. Будучи головщиком левого клироса, он выучит знаменному пению целую плеяду юношей и девушек. На его учениках наш храм будет держаться почти до конца ХХ  века…

Однако, среди учителей школы, кроме Т. Ф. старообрядцев почти не было. Изменился и сам статус здания. Оно по-прежнему принадлежало общине, но городские власти арендовали его под школу. Арендная плата перед Второй мировой составляла приличную сумму 1200 латов в год. Однако большая часть этих денег уходила на ремонты и благоустройства школьных помещений.

С конца 1944 года школа стала именоваться  русской неполной средней, а с 1949 — средней. Старое здание быстро переполнилось, к школе добавляли еще другие помещения в разных местах города, пока в 1962 году для нужд 2-й средней школы было выстроено новое здание по ул. Яуна 44. Однако младшие классы –     (с 1- по 4) – по-прежнему оставались в старом краснокирпичном здании – до 1983 года.

Таким образом, с 1909 по 1983 год  через «маленькую, красную школу» прошло три, а то и четыре поколения  коренных жителей нашего Екабпилса.

После восстановления независимости Латвии здание по улице А. Пормалиса возвращено общине. Труды наших предков и сейчас служат потомкам —  средства от аренды  идут на  сегодняшние нужды общины.

З.  Зимова

 

Можно с уверенностью утверждать, что живой пример успешного фннкционирования этой и других старообрядческих школ, способствовал принятию решений съезда.

Съезд 1911 г.  принял решения по девяти вопросам, которые обсуждались во время его заседаний. Вот некоторые из них:

1. Съезд признал допустимым и желательным открытие начальных старообрядческих школ с общеобразовательными предметами, поскольку лишь семейное образование в тогдашних условиях уже не могло «удовлетворять потребностей жизни». Среднее и высшее образование в староверии признавалось также необходимым. При этом в пример ставились Иоанн Златоуст и другие святые отцы Церкви, изучившие «высшие науки и сохранившие благочестие и святость».

6. Принято решение по изданию ряда материалов и докладов съезда, касающихся правительственных законов в области просвещения, открытии и деятельности ряда старообрядческих школ. Было выражено доверие и благодарность всем старообрядческим учителям Прибалтийского края.

8. Признавая необходимым издание поморского журнала, съезд постановил просить Совет соборов приступить к его изданию в том же году. Были одобрены предложения В.Яксанова и Г.Романова об издании местных старообрядческих органов в Саратове и Двинске.

Первый Всероссийский съезд по народному образованию поморцев в Двинске в 1911 г. положил начало деятельности в области просвещения «освобожденного старообрядчества» Российской империи.

Начиная с конца XVIII века поморцы, признающие браки, становились более умеренными и открытыми, чем ортодоксальные федосеевцы-безбрачники, и постепенно начали выходить на первый план среди беспоповцев как в центральных, так и западных губерниях России. Деятельность поморцев вылилась в живую церковно-общественную и культурно-просветительскую деятельность в новых условиях религиозной свободы после 1905 г., в которую были втянуты по возможности широкие слои староверия. Хороший пример тому — решения первого Всероссийского съезда по народному образованию в Двинске. Этот съезд впервые «соборно» наметил такие практические мероприятия в сфере староверческого просвещения как открытие при поморских общинах начальных школ, курсы для учителей, вечерние занятия, лекции, создание при общинах библиотек и читален, открытие музеев с «христианскими редкостями», издание книг и брошюр для народа и пр.

Однако, всего через три года, в 1914г., началась Первая мировой война…Военное время, мобилизации, эвакуации, усиливающаяся разруха экономикии — все это мешало проводить решения Съезда по образованию староообрядцев в жизнь. Ожидали лучших времен. А вместо этого – разруха, революционноые потрясения и Гражданская война катились и катились снежной лавиной, разрушая и погребая под собой не только планы просвещения, но и всю тысячелетнюю Российскую Империю… Еще  семьдесят лет атеистического тоталитаризма.  Казалось бы, что под этой горой разрухи и гонений и от староверия ничего не осталось. Нет! По наследству живучи оказались наследники гонимых и изгнанных.  Приспособились, затаились  и теперь вышли из тени, сохранив Веру, древлеславянский язык богослужения, знаменное пение и свои святыни – Иконы и Книги! Конечно, есть и утраты. Но не даром  ученые многих стран мира исследуют феномен старообрядческой живучести….

P.S.  Осенью 2011 года в Екабпилсе открылся филиал духовного училища РГСО…

Последнее обновление (24.03.12 14:06)

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s