Старообрядческие кладбища Латгалии. СУБАТЕ.

 

ИЗ ВОССТАНОВЛЕННОГО.

В далёком уже 2007 году посчастливилось нам получить европейский грант с проектом «Исследования старообрядческих кладбищ Латгалии».  Обследовали около 60 кладбищ. Лучшие материалы из тех обследований будут восстановлены и размещены на восстановленом же этом нашем сайте.

Субатское   старообрядческое кладбище

Городок Субате расположен на самой границе с Литвой.  Население города составляет по данным ВИКИПЕДИИ — 964 человека. Исторический центр его сложился в 16 – 19 веках и является памятником Государственного значения (костел, лютеранский храм, старообрядческий молитвенный дом, Синагога, деревянные жилые дома на узких улочках  и т. д.) Плюс еще удивительно живописное расположение на берегах Большого и Малого Субатского озер — и все это рядом с хорошим асфальтовым шоссе Р-73 Нерета – Даугавпилс.

Уже при повороте с шоссе на Субате нас “приветил” большой информационный щит

Над зданием самоуправления  развевался флаг, так что нам не пришлось его искать. Там нас радушно встретила культурный работник мэрии  Гунта Семенова, потомственная уроженка Субате.

Мы были приятно удивлены ее осведомленностью в делах местного старообрядчества, порадовались  интересу к собиранию культурно -исторического наследия местных старожилов. Ведь старообрядцы живут здесь  уже три века. У Гунты даже есть альбом с фотографиями почти всех местных домов, построенных староверами. Потом под ее руководством мы осмотрели несколько узких живописных улочек, застроенных деревянными большими и малыми домами с неизменным крыльцом – верандой, выходящим на улицу (а не во двор или сад, как это обычно принято у латышей)

. Строили зажиточные старообрядцы в начале ХХ века и кирпичные дома . Так, семье Красниковых перед Первой мировой войной в центре города  принадлежали три дома. Кузьма Красников в те  годы был городским головой.

…По старинной улочке Сколу мы направились к молитвенному дому, построенному в 1906 году.

Перед моленной, как и перед другими храмами Субате, размещена большая информационная доска. Там имеются разные сведения о старообрядцах вообще, о субатских старожилах в частности, о строительстве молитвенного дома и его главных праздниках, даже есть перечень наиболее встречающихся в этой среде имен.

 

Пока мы все рассматривали и фотографировали, Гунта по телефону и в личном общении с прохожими выясняла местонахождение пожилых людей, которые могли бы нам дать  более точную информацию о кладбище и захороненных там людях.  Однако, многие, пользуясь погожей погодой, были на огородах – заканчивали уборку овощей. На огороде нашли мы и одну из активисток общины Домнику Трофимовну Зайцеву, урожденную Подосиновик. Она живет неподалеку, между  молитвенным домом и кладбищем. Много лет была секретарем общины. Уговорили Домнику Трофимовну оторваться от дела и провести нас на расположенное в 200м кладбище .

Субатское старообрядческое кладбище находится менее чем в километре от молитвенного дома. По словам Зайцевой, раньше покойников несли на кладбище на особых носилках, Теперь же носят на руках.

Кладбище расположено на полуострове, вдающемся в озеро. Его древнейшая часть с трех сторон окружена водами. поэтому “прирастать” кладбище могло только в сторону  города. С кладбищем граничат несколько огородов, теперь вновь являющихся частной собственностью.

Домника Трофимовна рассказала нам, что старая территория кладбища переполнилась уже в первые послевоенные годы. Поэтому в середине 50-ых годов местные власти отвели под захоронения примерно полгектара прилегавших огородов. Вскоре община построила там новые ворота с указанием даты их открытия – 19 октября 1957 года, перед которыми в Родительскую субботу и служат общую литию. Старые ворота сохранили, так что теперь на кладбище и по его территории проходит условная “улица, которую Д. Зайцева назвала Могильной

Территория  нового кладбища, занятая захоронениями второй половины 20-го века, являет собой обычную картину современного старообрядческого кладбища: множество горизонтальных каменных и цементных плит, бетонные, реже гранитные Кресты и почти непременные оградки. Впрочем и здесь свободных мест почти не осталось.

За старыми воротами начинаются захоронения первой половины 20-го века. Конечно, здесь, да и по всему кладбищу, встречаются  родовые могильники, где семья погребает своих уже по сто и больше лет.

Среди  памятников этого периода есть неполный десяток больших типовых гранитных Крестов, поставленных или до Первой мировой войны       , или в 50-60 годы прошлого века. Субатское кладбище  относится к числу тех, в которых отразился экономический  упадок  местного населения после  Первой мировой войны.  Он  здесь так и не  сменился заметным подъемом в 30-е годы….Поэтому  и нет дорогих и соответственно прочных памятников предъвоенного времени. Центральная часть старого кладбища, занимающая наиболее возвышенную часть полуострова, сейчас почти пустынна.

.Деревянные Кресты давно исчезли. Сохранилось лишь несколько  небольших каменных Крестов на бетонном основании и довольно крупных стел.

Именно здесь возвышается самая большая цельнокаменная и красивая стела этого кладбища. Её нынешняя высота от земли 133 см., ширина — 60см, толщина  камня 15см.

Восьмиконечный Крест почти наполовину выступает из поверхности камня, орудия пыток и буквы титлов  скорее намечены, чем высечены, и только подчеркивают осязаемую мощь Креста. Верхняя часть стелы составляет примерно одну четвертую часть её надземной величины и отделена от основной плоскости четкой двухъуровневой линией. Рельефный каменный  “жгут” обрамляет  мягко очерченное конусообразное навершие стелы, в низу его переходя во внутренний каменный завиток-волюту. В центре этой верхней части находится  овальный “медальон” с еще одним Крестом… Боковые грани всей лицевой стороны стелы обработаны насечкой в виде витой ленты. Вся композиция  отличается четкой простотой, гармонией частей и целого и изяществом скромной отделки. Вполне возможно, что эта единственная в Субате  стела заказана где-то  далеко от  местных камнесечцев, ибо воздвигнута она  по необычайному случаю, суть которого несколько(увы!) проясняет  большая надпись, высеченная на обратной стороне.

К сожалению, полностью прочитать мы ее не сумели. “РАБАМ БОЖИИМ   ПРЕСТАВИВШИМСЯ МЛАДЕНЦАМ  НА СЕМ МЕСТЕ ПОГРЕБЕНО ДЕВЯТЬ МЛАДЕНЦЕВ  …    ДАНИИЛА НИКОЛЫ   МА(РКА?)  ВАСИЛИЯ  ЕВФРОСИНИИ  ФЕВРОНИИ АГАФИИ   МАРФЫ  ИРИНЫ  СОТВОРИ ИМ ГОСПОДИ  ВЕЧНУЮ ПАМЯТЬ 1882 (?)”.

Что это было? Эпидемия? Думаем, тогда бы они были похоронены на своих семейных кладбищах. Пожар в доме, где было по какому-то случаю собрано 9 маленьких детей?..Девять детей примерно до 3-летнего возраста в одной семье? Не исключено (если жили вместе женатые братья), но маловероятно…Вариантов много… Пока нам не встретился ни один местный житель, кто хоть что-нибудь мог сказать об этом уникальном памятнике… Почему-то представляется, что это не семейный, а общественный памятник…

От этой стелы к востоку открывается панорама наиболее древней, хочется сказать, — заповедной части Субатского кладбища.

В этот тихий день золотой осени мы были восхищены открывшейся перед нами картиной.

Оконечность кладбищенского полуострова со всех трех сторон полого спускается к воде. А на усыпанной первыми золотыми листьями земле стоят серые камни с восьмиконечными Крестами…За камнями блестит озерная гладь  Удивительный  для старого кладбища порядок: ни зарослей кустов и высокой травы, ни поломаных оград и порушеных памятников…Чувствуется, что уход за этим духсотлетним могильником проводят не раз в несколько лет, а ежегодно, причем траву косят не менее двух раз. Это большая заслуга городского самоуправления, за что им низкий поклон!. Чистота, порядок  и   прекрасный покой природы – вот в чем и проявляется уважение современников к давно прошедшим по этой земле поколениям. Несмотря на пару современных арматурных оградок, втиснувшихся-таки в эту долженствующую быть заповедной территорию, хочется считать это место некрополем, хотя здесь и нет высокохудожественных памятников.

Могильные стелы – чаще всего грубовато обработанные камни сейчас высотой в метр или чуть больше – стоят так свободно, как будто  это люди пришли полюбоваться золотой осенью и озером. Ни оград, ни могильных холмиков.

Впрочем,  очертания могил местами еще заметны — их  обрисовывают тени. Тени же помогают заметить и несколько древних семейных могильников, где  три-четыре захоронения  в те давние времена объединяли в одну большую могилу  и обкладывали валунами или же кусками тесаного камня.

Большинство местных стел – монолиты, но есть и стоящие на отдельных основаниях. В нескольких случаях видны следы давнего уже ремонта. Валяющихся памятников нет, два, видимо, когда–то упавших, бережно прислонены к дереву.

Материал местных стел сильно подвержен эррозии, так что мелкие детали, в том числе и буквы  различить трудно. Надо отметить, что любовью к эпитафиям субатские староверы не грешили. В этой части кладбища мы обнаружили еще только  одну, но зато огромную  эпитафию.

На лицевой части крупной по этим местам (120см х 60) стелы  рельефом обозначен восьмиконечный Крест с расширенной нижней лопастью, где помещен символ Голгофы. Оборотная сторона вся испещрена не совсем ровными сплошными рядами славянской вязи,  без разделения на слова  Удалось разобрать, что за строками традиционного обращения усопшего “ В надежде общаго воскресения, молю, любезная моя братия и сестры..”, идут слова : “ на сем месте погребено (ы?)…раба Божия Михаила Вави…..жеваго…..жития его было на…свете(?) лет 95 …………….июня 1768(?) скончавшего житие в 1865 году. Сотвори ему Господи, вечную память”. Из датированных памятников,  обнаруженых нами здесь, этот, по-видимому, наиболее ранний. Самой же поздней стелой на этом кладбище может быть надгробие брату и сестре Иону Сидорову и Вассе Сидоровой — Колдовой, поставленный в  первое десятилетие ХХ века. Камень более тщательно обработан, особенно хороша отделка верха в древнерусском стиле.

И еще  на Субатском кладбище нашелся старый деревянный Крест, более 2 м высотой.

Он уже заметно кренится к земле, и, может, не переживет грядущую зиму . Но это последний из сотен стоявших здесь когда-то Крестов, единственный, увиденный нами на кладбищах Даугавпилсского района  СТАРЫЙ деревянный КРЕСТ!  И мы ему поклонились…     Заканчивая описание первоначального знакомства  с субатским кладбищем, надо отметить еще несколько особенностей. В отличие от других кладбищ этого региона, здесь почти не сохранилось памятников 20-30 годов, здесь почти не было или не сохранилось кованых металлических оград. Слева к границе старообрядческого кладбища, обозначенной когда – то валом, примыкает полоса новообрядческих захоронений.

После посещения кладбища, руководимые Гунтой Семеновой, мы заглянули к бывшему председателю общины Александру Трофимовичу Плешанову (1929 г.р.) и его жене Анфии Родионовне.

Неутомимая Гунта  принесла от нынешнего секретаря общины Раисы Афанасьевой самый старый из сохранившихся документов общины. Мы надеялись увидеть,  что-то из 19 века. Но оказалось, что это книга  посемейного учета членов общины середины 30-ых годов ХХ века

.

Записи сделаны уже на государственном языке. Две страницы, например, посвящены большой семье Пруссаковых, насчитывавшей 11человек мужского пола и 6 — женского.  Книга может служить источником для изучения состояния старообрядцев перед Второй мировой войной, т.к. дает еще дополнительные сведения о занятиях взрослых членов ссмьи и даже о их передвижениях.

Александр Трофимович поведал нам, что в 2006 году моленной исполняется 100 лет.А до того, как рассказывали родители         , здешние староверы ездили молиться в Литву, в Сипайлишки. Вроде бы и камни на кладбище везли  оттуда… Да, много лет был председетелем общины, теперь стар стал…Теперь председатель молодой, энергичный – Павел Скачков. Вот моленную подремонтировал, муниципалитет деньги нам дал… Нас мало осталось,  последней певице уже 80 лет. Петь не может, только читать. Больше у нас читать некому.. Я много своих книг через дочку отдал в Рижский Гребенщиковский храм…” 1848 год .

Из разговора с местными старожилами выяснилось, что вопрос о  судьбе древней  территории кладбища  весьма актуален. Свободных участков ”новой “ части кладбища почти нет, прилегающие к нему земли яляются частной собственностью. У муниципалитета свободная земля есть в значительном отдалении от старой части города, где живет основная масса староверов, где их молитвенный дом. Поэтому старожилы не соглашаются на “переезд” кладбища и поглядывают в сторону почти “пустующей” древнейшей части. Старые традиции – не тревожить покойников – их приостанавливают, но ….

Мы поделились своими выводами с представителями муниципалитета и старожилами. Старая часть Субатского старообрядческого кладбища должна стать заповедной. Благодаря сохранности и компактности расположения самых старых захоронений, это может явится еще одним объектом большого туристического комплекса Субате

Часто встречающиеся фамилии некогда (с  конца 19 в) живших в Субате староверов: Барышниковы, Борщинниковы, Блиновы, Блин,  Бучановы,  Воронцовы, Воробьевы, Григорьевы. Гусевы, Девятниковы, Дементьевы, Елайские, Емельяновы, Ермолаевы, Зайцевы, Зайченковы, Ивановы, Копытковы, Колдовы, Костыговы,  Микитовы,  Москалевы, Николаевы, Плешановы, Подосиновики, Потаповы, Поповы, Решетниковы, Рощенковы, Пруссаковы, Сапоговы, Сивачевы,  Скачковы, Семеновы, Сидоровы, Стародубцевы,  Черновы,  Шариковы,  Шаранины,  Якимовы…

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s