Старообрядческие кладбища города Даугавпилса

Старообрядческие кладбища города Даугавпилс.

 

Даугавпилс, второй крупнейший город Латвии, расположен на реке Даугаве (Западная Двина) в юго-восточной части республики в 232 км от столицы г. Риги. Город неоднократно менял свое название: Динабург (1275), Борисоглебск (1656-1667), Двинск (1893-1920). С 1920-го года — Даугавпилс.

Даугавпилс – одно из крупнейших поселений русских старообрядцев. И сейчас в городе действуют шесть старообрядческих храмов:

Храм Рождества Пресвятые Богородицы и Святителя Николы на Новом Строении ( 1-й Новостроенский)

Храм Покрова Пресвятые Богородицы и Святителя Николы на Старом Форштадте.

храм Воздвижения Креста Господня, Покрова Пресвятые Богородицы и Святителя Николы на Гриве.

Храм Успения Пресвятые Богородицы и Святителя Николы (Малюткинско – Юдовский).

Храм Пресвятые Богородицы и Святителя Николы в Нидеркунах.

Храм Благовещения Пресвятые Богородицы и Святителя Николы в Гайке.

В течение всего периода развития город менял не только названия, но и менялась его географические размеры. Привычные нашему современнику представления о городской территории сложились в 1953 году, когда произошло окончательное присоединение к городу доселе самостоятельного левобережного города Гривы.

Именно на левобережье реки Даугавы и началось во времена Курляндского Герцогства (XVII в.) переселение русских староверцев,  изгнанников из своей этнической родины…

В Даугавпилсе на улице Лигинишкю в 2003 году по инициативе общества БЕЛОВОДИЕ и при поддержке всего старообрядчества Латвии был воздвигнут монументальный Памятный Крест. Крест воздвигнут в память основания первого старообрядческого храма в Прибалтике. Исторический манускрипт – «Дегуцкий хронограф» упоминает Лигинишский храм как еще в далеком 1660 году не принявший Никонианство и проповедующий Старую Веру).

Покойный наставник Войтишского храма Архип Парфёнов, проживавший    как раз  напротив места нынешнего Памятного Креста, рассказывал, что находил в земле при вспашке своего огородика остатки мелкой церковной утвари, иногда обгорелые. Не исключал он и существования вблизи памятника и кладбища, так как из-под земли  во время строительных работ не раз показывались и кости. В принципе наличие кладбища рядом с храмом соответствовало древним христианским традициям.

Из всего вышесказанного явствует, что на нынешней территории города старообрядцы обитали начиная с 1660 года.  Значит, и заканчивали здесь свой жизненный путь, и где-то здесь должны быть погребены. Конечно же, древнейшим старообрядческим кладбищем являлось Лигинишское, но…где?

Очень сложно изучать историю старообрядчества в Латвии в период XVII – XX веков, поскольку период сравнительно благополучного проживания в левобережном Курляндском Герцогстве с серединыXVII и до конца 18 века сменился,с присоединением земель к Российской Империи,  длительным периодом периодических репрессий. Храмы уничтожались, тайно восстанавливались, снова уничтожались и т. д. Мало нам известно о древних староверских моленных в Латгалии, еще меньше — о древних кладбищах…

Однако! Изучая современные карты Даугавпилсского района, мы вдруг обнаружили на них обозначенное “Лигинишское кладбище”.

Кладбище это находится на выезде из города по старой Браславской дороге. Расположено оно на живописном пригорке и хорошо видится издалека.  Небольшое, чистенькое, аккуратно спланированное, с полным отсутствием старинных памятников – оно никак не соотносилось с нашим представлением об истинном Лигинишском кладбище.

И действительно, в самом центре кладбища выделяется большой памятный Крест «Синайского», с текстом на подножии. Из текста ясно, что это кладбище Малюткинско – Юдовской старообрядческой общины, и заложено оно в 1921 году. Неужто поверх древнего Лигинишского? Возможно, ибо в картографии топонимика сохраняется намного дольше, чем в людской памяти.

На кладбище почти нет свободного места. Обратили мы внимание и на то, что по пальцам можно пересчитать памятники времен Первой Латвийской республики (до 1940 года). Скорее всего, это объясняется относительной бедностью общинников. Деревянные Кресты со временем сгнили, очертания могил затерялись и покрылись новым слоем захоронений, в большинстве своем – советского периода.

Кроме того, в наше время в городе функционируют еще два чисто старообрядческих кладбища – Городское (иногда в старообрядческих календарях именуемое Новостроенским) и Гривское. Городское — расположено на правом берегу Даугавы в комплексе общегородских кладбищ в конце улицы 18 ноября. Почтовый номер затруднились указать даже администрация кладбища. Гривское кладбище находится на левом берегу Даугавы. Оба кладбища состоят из двух частей: давно заполненной исторической части и «новой».

Городское (Новостроенское) кладбище, судя по документам, любезно предоставленным Даугавпилсским краеведческим музеем, было заложено в середине девятнадцатого века. На плане городской земли 1850 года на территории Слободки (Старый Форштадт) еще обозначено «раскольничье кладбище», (располагавшееся по соседству с иными конфессиональными кладбищами). Судя по тому, что самые ранние датированные памятники на нынешнем городском кладбище относятся к концу пятидесятых годов девятнадцатого века, комплекс доселе действующих Слободских кладбищ к тому времени был закрыт. Кстати, аналогичным образом в те же сроки было закрыто и перенесено древнее старообрядческое кладбище в городе Екабпилсe, что наводит на мысль о целенаправленной политике вывода кладбищ за пределы городской черты…

Учитывая, что до Вторий мировой войны в городе функционировал еще один – 2-й Новостроенский храм(ныне на его месте находится знаменитый Русский Дом*), распределение территорий трех городских кладбищ для нужд аж семи храмов было не беспроблемным. К тому же существовали и конфессиальные межобщинные отличия. Вплоть до войны 1-я Новостроенская, Гайковская и Гривская общины принадлежали Поморскому согласию (брачные), а 2-я Новостроенская, Нидеркунская и Малюткинско-Юдовские общины к Федосеевскому согласию (не брачные).

Кладбище для любого храма это не только место погребения почивших в бозе, но и немаловажный источник пополнения скудного бюджета. Определенное время в городе действовал старообрядческий кладбищенский комитет, регулировавший все разногласия. Последним его руководителем перед войной был председатель 2-й Новостроенской общины И. Гук…

Парадная ограда Новостроенского городского старообрядческого  кладбища впечатляет: красного кирпича                                    оригинально сложенные ворота и несущие элементы, высокая кованая решетка. Жаль, что за время советизации с ворот свергнут и до сего времени не восстановлен обязательный надвратный Крест. (В накстощее время Крест существует).

Вся территория кладбища делилась на ярусы. Наиболее престижные и, соответственно, дорогие ярусы располагались вблизи главного входа и на возвышенности. В этих ярусах и стоят самые дорогостоящие и художественно ценные памятники   «олигархам» своего времени и известным старообрядческим подвижникам (своеобразное публичное подтверждение их общественных заслуг). Между прочим, многие богатые староверы   не зря именовались в духовной среде «благодетелями». Именно благодаря их солидной финансовой поддержке  строились и благоустраивались староверские храмы.

И еще. Только памятники этих ярусов имели шанс сохраниться для будущих поколений. Именно они и являют теперь собой историческую часть любого старообрядческого кладбища. А все потому, что памятники эти вытесаны и вырезаны из добротного камня, долговечны, и не так легко их было и уничтожить. Во времена Российской Империи намогильные памятники охранялись Законом! Согласно «Уложения о наказаниях» 1845 года, разрытие могилы каралось десятью – двенадцатью годами каторжных работ, а истребление или повреждение намогильных памятников – заключением в тюрьму на срок от четырех до восьми лет.

Участки менее престижных ярусов, скорее всего, были  уставлены типичными деревянными, быстро исчезающими Крестами. Здесь легче и чаще проводились и неоднократные «подселения».

Особенно пострадали кладбища в период советской власти. Если не поощрялась, то и не пресекалось варварство «воинствующих атеистов» и борцов с классовыми врагами, пусть и сто лет назад покинувшими сей мир. В старой части  Даугавпилсских  кладбищ «следы» этого варварства видны особо отчетливо.

Ужасно и общественное безразличие к сохранности уникальных памятников. Еще не так и давно самый большой кладбищенский Крест на центральной (!) аллее выглядел лишь наклонившимся…

Но в очередной наш приезд мы увидели лишь груду развалин, а ныне от Креста остались одни воспоминания…

Очень большие трудности ожидают и всех исследователей Даугавпилсского кладбища. В архиве нынешней «Фирмы по оказанию ритуальных услуг» из всей документации наличествует лишь «Конторская Книга», начатая только при правильной* власти в 1946 году. Естественно, что при Советах кладбищенский комитет (комиссия) была распущена, и нахождение архивов ее неизвестно. Увы, многие уважаемые старообрядческие фамилии конца ХIX – начала ХХ века канули в океан совкового беспамятства. Выражаем огромную благодарность заведующей историческим отделом Даугавпилсского городского музея краеведения Людмиле Жилвинской за предоставленные сведения о своих земляках, которыми мы с радостью воспользуемся.

Обзор памятников Новостроенского кладбища, конечно же, следует начать с описания памятника общественного, коих на старообрядческих кладбищах не так и много. Речь идет о Мемориале  воинам, павшим в Первую мировую войну

Первоначально большой бетонный Крест был установлен в 1924 году. В 1933 году Даугавпилсская городская дума выделила средства на благоустройство памятника. Крест был обновлен: окрашен в темно-серый цвет, а на подножии была закреплена надпись славянским шрифтом: «Воинам, павшим в мировую рус. герм. войну 1914 – 1918 гг. От старообрядческого населения гор. Двинска»

К Памятному Кресту примыкают 19 могил неизвестных солдат, над каждой из которых был установлен бетонированный памятник с чугунным Крестом, окрашенным в черный цвет с позолотой. 28 мая 1934 года, на второй день Троицы, состоялось освящение обновленного комплекса. Чин богослужения совершил старейший Двинский наставник И. Богданов. А руководили реализацией проекта гласный Думы А. М. Балабкин и председатель кладбищенской комиссии И. А. Гук.

Среди множества заурядных памятных плит и советского и постсоветского периодов, особое внимание исследователей мемориального искусства старообрядческих кладбищ привлекают  два вида памятников: богатые «городские» памятники и ранние каменные стелы с Крестами.

Любопытно, что «богатые» (термин условный и нетрадиционный)  памятники, в большинстве своем, наиболее «правильны» с точки зрения конфессиональной. На объемных, полированного гранита постаментах – изящные, строго выдержанных пропорций Кресты, надписи на церковнославянском языке, счисление – принятое в старообрядчестве также церковнославянское. На подножиях часто предусмотрены углубления и ниши для размещения медной иконки и лампадки, для проведения треб. Оборотная часть и боковины украшаются пространными эпитафиями как духовного, так и светского содержания.  Для примера памятники Пыльниковой, Си(е)лявиной, Ефимовой. Кстати, И. Си(е)лявин – Гласный (депутат) городской думы, казначей особой строительной комиссии, проводившей достройку Новостроенского храма.

 

Поэтическая эпитафия с памятника Силявиной:

Сия  заросшая могила

Объятая глубоким сном,

Дорогую мать мою сокрыла

Под сим Божественным Крестом.

Почтенный друг, грядущий мимо,

Присядь у ног моей могилы

Вздохни, и ты ведь человек.

Пройдет житейское все мимо,

Предстанем пред судиею мира

И за содеянное нами, какой дадим ответ.

…Недалеко от центрального входа в кладбище, по правую руку,  наше внимание  сразу привлекло необычное зрелище – на месте былых груд битого кирпича и мусора работали восстановители удивительной по красоте решетки. Это 1-я Новостроенская старообрядческая община расчистила «Даниловский склеп». Под обнесенной решеткою площадкой находится сводчатый

каменный склеп, в нем четыре захоронения. По рассказам, последние наследники предпринимателей скончались в эмиграции в США. Присмотр общины за склепом должен радовать.

На центральной аллее кладбища сразу бросается в глаза роскошный мемориал Филипповых.  И по месту захоронения и по предполагаемой стоимости памятников – надо думать, что люди были состоятельные и видные, но узнать что-либо про них пока не удалось.

Точно также мало  известно  и об обладателе, пожалуй, самого красивого памятника кладбища – Григорие Ивановиче Кручинине. Совковая эпоха не пощадила и эту красоту. С памятника ободрана вся обширная позолота, участок зарастает кустарником, но чья-то бесхитростная и добрая душа украсила надгробие искусственными цветами, и вселяют они надежду на то, что красота вечна и неистребима…

Эпитафия с памятника:

«В надежды общаго воскресения возлюбленная о Христе братия и сестры и ты любезный читатель помолися о мне грешнем ко Господу Исусу да не сведуся по грехам моим в место мучения, но да причтену ми быть к части святых и к лику праведных».

По другую сторону аллеи от памятника Кручинину находится семейный участок домовладельцев Фроловых. И выделяется на нем небольшой, лубочного орнамента Крест . Читаем:

«Упокой Господи душъ усопшихъ раб своих Всевасиана, Феодора, Сергия, Хионию, Евросиния младенцев. Вечная память от родителей Фроловых. 1907»

Сколько горя под одним Крестом!

Неподалеку находится семейный участок Ульяна Немцова. Место это интересно тем, что на нем находятся два захоронения известных старообрядческих подвижников.

Очень скромно на фоне когда-то пышных, но в советское время изуродованных памятников приютился памятный Крест выдающемуся наставнику Авдию Иосифовичу Екимову. Ученик известного старообрядческого подвижника Т. А. Худошина, он долгие годы был духовным лидером латвийского староверия. Председатель Духовной Комиссии, Председатель Центрального Совета, редактор и издатель старообрядческого церковного календаря, духовный наставник крупнейшей Новостроенской общины в Даугавпилсе, — это  неполный перечень его деяний. Даже в возрасте 94 лет он являлся наставником Старофорштадтского храма.

Пожалуй, самым монументальным на этом участке выглядит намогильный Крест известному Даугавпилсскому староверцу Сампсону Еремеевичу Щербакову, бывшему председателю Совета Новостроенской общины, внесшему огромный вклад в дело строительства храма.

Интересная  «коллекция» памятников находится и на родовом участке Горшановых — Васюковых. А. В. Горшанов в начале 30-х годов был наставником Старофорштадской общины.

В двадцатых годах прошлого века при изготовлении намогильных памятников «вошла в моду» тема обрубленных корней и ветвей Древа жизни. Такого рода памятники встречаются и на кладбищах других конфессий. У старообрядцев – в Москвине, Володине и более всего в Даугавпилсе. Лучшие из них:

—          памятник Я. И. Васильеву.

—          памятник Меньшиковой  и фрагмент его боковой грани.

—          Памятник Якову Васильевичу Балабкину на родовом участке Балабкиных.

В начале двадцатого века фамилия Балабкиных была широко известна в городе. Иосиф Балабкин – известный предприниматель, мясоторговец.  Николай Балабкин – мировой известности современный ученый – экономист. Уважаемый причетник Новостроенской общины Маркиян Васильевич Балабкин. Его дети – товарищ председателя Совета Новостроенской общины Авксентий Маркиянович, гласный городской Думы и Тимофей Маркиянович – причетник храма.

Недалеко от центрального входа, в левой части кладбища находится семейный участок известной фамилии служителей Новостроенской

 

общины – Куприяновых.

Филимон Савельевич Куприянов – товарищ председателя Совета общины в 30-х годах, был членом особой строительной комиссии, производившей достройку храма в двадцатые годы прошлого века.

Филипп Тимофеевич Куприянов – был председателем Совета Новостроенской общины, восстанавливал храм после Второй мировой войны, к концу жизни был головщиком хора, почитался как выдающийся знаток знаменного пения. Его брат – Симеон Тимофеевич также слыл знатным певцом.

И, видимо, совсем не случайно вблизи от Куприяновых находится памятный Крест с уникальной эпитафией – выдающемуся старообрядческому певцу Иоакиму Денисову.

К великому нашему сожалению, мы не смогли пока найти могилы некоторых известных старообрядческих подвижников. К примеру,  Григорий Павлович Романов – был подрядчиком и членом Двинской городской управы, наставником при моленной Двинского старообрядческого братства. В 1930 г. был назначен на должность наставника при войсковых частях Латвийской армии. Председатель правления Даугавпилсского старообрядческого братства, секретарь правления Даугавпилсского старообрядческого ссудо-сберегательного общества и т. д.

Почти все “богатые” памятники изготовлены из гранитов темных пород, чаще черного. Поэтому наше внимание сразу привлек постамент редкого белого камня, напоминающего по структуре мрамор. Находится он на семейном кладбище Молчановых.

 

Фамилия Молчановых также была широко известна в городе. Купец Кондратий Кирьянович пожертвовал участок своей земли под строительство Гайковского старообрядческого храма. Кроме того, пожертвовал много икон и богослужебных книг. Евдоким Кондратьвич и Иван Кондратьевич выхлопотали разрешение Министерства внутренних дел на постройку храма.

Не всем, наверное, известно, что  в советские времена в Латвии много виднейших старообрядческих подвижников подверглись репрессиям.

Гордость наша – Иван Никифорович Заволоко, ученый с мировым именемd 1940u/ был арестован и  без суда  сослан в Сибирь. Также были высланы в Сибирь депутат Сейма Латвии и председатель Новостроенской общины Г. Елисеев, писатель, главный региональный инспектор Министерства образования, член Центрального старообрядческого Совета А. Формаков. Много старообрядцев было и в числе расстрелянных. Наиболее известный из них – депутат Сеймов четырех созывов Мелетий Архипович Каллистратов. В настоящее время его именем назван городской Русский культурный центр. Похоронен он здесь же на кладбище.  Ближайшие родственники нам с горечью показывали следы чекистских пуль даже на памятнике.

В настоящее время от этого памятника остались только фотографии. Родственники заменили его на новый…

 

Расстреляны также предприниматель Т. Курмелев, купец Л. Михайлов, подрядчик Е. Толстов и др.

Однако, несмотря на большое количество богатых захоронений, наибольший интерес на Двинских кладбищах представляют ранние цельнокаменные стелы.

Удивительно, но все эти стелы (во всей Латгалии!) – неповторимы и имеют заметные отличия. Относительное исключение – пара, очевидно, сознательно изготовленная максимально идентичной.

О некоторых стелах стоит рассказать подробнее.

На лицевой стороне барельефное изображение Креста в изящном обрамлении. На подножии надпись: «На кладбища в Динабурге памятник сей сооружила? незабве. жена его Февронья Леонтьева Маслова».

На обратной стороне в качестве эпитафии начертан отрывок из заупокойной литии:

« Покой Господи душу раба своего Якова елико в житии сем яко человек согрешиша ты же яко человеколюбец Бог прости его и помилуй и вечные муки избави небесного царствия причастники учини и душам нашим полезное сотвори.»

«Любезные читатели братия и сестры, помолитися о мне грешном. На сем месте погребено тело раба Божия Якова Григорева Маслова скончавшегося  1871 года мес февр жития его было 48 лет» И редкая приписка «деревни маслова (мастер ?) Федор Фомин»

Очень хорошо сохранившаяся пространственная запись, мало сокращений и загубленного временем текста.

Удивительно строгой красоты стела представлена на следующем снимке.  Очень сложная конфигурация, пять (!) плоскостей разного уровня глубинной отделки…Но, изготовленная из относительно мягкого камня, стела не дает возможность простого «мелового» способа познания записей, необходим более профессиональный способ.

Еще более редкой формы стела. Непривычны на ней «ушки» и изображение Голгофы. И та же тщательность ступенчатой глубинной отделки.

Хорошо сохранились записи на стелах

 

Одна из них, более сложной отделки с шаром на вершине, воздвигнута на месте двойного захоронения Самсона и Назара Петровых. Кстати, стелы увенчанные шарами, встречаются на многих латгальских кладбищах. В Кривошееве даже отмечена стела с тремя шарами. Рискнем предположить, что некоего смыслового значения эти шары не имеют, а являются всего лишь вдруг распространившейся в это время деталью отделки.

По соседству  расположена другая стела. Читаем:

«Здесь покоится прах жены Динабургского Городского Головы Гликерии Васильевны Макаровой ум 29 марта 1879г на 57 г жизни.

Сей памятник любви и благодарности нежной супруге и чадолюбивой матери воздвигнут от оплакивающих потерю ея супруга двух сыновей и дочери»

Понятно, что сам Городской Голова в те времена никак не мог быть «раскольником», даже брак этот – поступок, ну а публичный памятник…

Очень красива стела, со сложным резным орнаментом, но «нечитаемая».

На следующих фотографиях запечатлена одна из самых редких в Латгалии стел – Трубициных.

На лицевой части отчетливо выделяются четыре Креста – основной и три на вершине стелы. Впечатляет и изысканный, несмотря на кажущуюся простоту, орнамент отделки.

На обратной стороне читаем не очень внятную запись:

«На сем месте погребена раба Божия Параскавия Трубицина и дочь ея Дария Параскова сконч в дек 1888 года жития ее было 65 лет

Памятник сей поставлен от зятя и дочери Андрея и Ирины Комаровых»

И еще, в отличие от большинства стел, памятник имеет и боковую отделку. Жаль, что стела эта выглядит беспризорной… и несть числа уничтоженных памятников мемориального искусства на Даугавпилсских старообряческих кладбищах.

В заключение обращаем Ваше внимание и на парочку современных памятников.

 

ГРИВСКОЕ СТАРООБРЯДЧЕСКОЕ КЛАДБИЩЕ

 

Грива — общее название левобережной части нынешнего Даугавпилса.

Впервые поселение с таким названием  упомянуто в этом месте в 1802 году. Оно постепенно вбирало в себя мелкие населенные пункты, в 1831 году была ненадолго присоединено к Динабургу. С 1849 г. по 1912 г. была местечком Илукстского уезда Курляндской губернии. “Местечко” насчитывало в конце 19 века более 8000 человек, а в 1912 году  Гриве присвоили права города. Скорее всего именно здесь размещалось известное по многим историческим справкам Илукстское староверское Училище. Илуксте – небольшой латышсконаселённый городок, а в Даугавпилсе руссое население составляло втрицатых годах всего 20%. (75% составляли квреи и поляки)

 

В 1953 году Грива была окончательно присоединена к Даугавпилсу и стала его микрорайоном.

Сейчас на Гриве и ее “пригородах” действуют три старообрядческие общины: Гривская, Нидеркунская и Малюткино-Юдовская. Последняя имеет собственное кладбище  на красивом холме в двух км от моленной. Прихожане Гривского и Нидеркунского храмов находят последний покой  на большом Гривском кладбище.

Массив Гривских кладбищ всключает в себя не только старообрядческое. Однако староверы за два века “заселили”  обе стороны дороги, ведущей из города в Лауцесе.

С левой (если ехать из города) стороны находится новое кладбищ, открытое, видимо. после 1 мировой войны. Оно хорошо спланировано и украшено типовыми памятниками ХХ века

Старая часть кладбища тянется узкой полосой  справа и именно там находятся наиболее древние памятники. Однако оно продолжает действовать и принимать все новых и новых «насельников» и не только на старинные родовые участки.

 

На Гривском кладбище погребены многие видные деятели местного старообрядчества, в том числе 8 наставников (не только гривских). Это П.Т. Стрелков,  Е. Кудряшов, К. Никифоров,  М. Поддубников и др. Самый старый здесь  памятник наставнику – стела Савве Синякову, скончавшемуся в 1882 году.

Жаль, что не указано, где именно о.Савва был наставником. Зато радостно, что  этот памятник не заброшен  за сто с лишним лет!..Недалеко есть скромные могилы родителей известного законоучителя и певца Рижской Гребенщиковской староверской общины  А. Макеева.

Можно отметить, что здесь встречаются знакомые по Володинскому кладбищу фамилии, в том числе – и  самих Володиных, а  также Зиль, Горкины, Гладышевы, Коломажниковы и др.

 

На кладбище сохранилось довольно много стел, чаще безымянных. К последним, к сожалению, относится и самая красивая (из найденных нами) выдающейся работы стела из местного камня.

К ней уже кого-то «подселили» и тут же забросили. Стелы подобной формы и «рисунка» встречались нам в этом регионе, но ни одна не могла сравниться с  Гривской по качеству работы и художеству!

К сожалению, многие другие памятники  постигает еще худшая участь.

Неприятно видеть в самом центре этого кладбища семейное захоронение одной ветви известного не только в Даугавпилсе рода Формаковых. Такого разгрома мы не видели ни на одном из более 20 посещенных кладбищ! И куда приятнее смотрится мемориал Формаковых на Новостроенском кладбище…

 

Мало того, именно в этой, исторически наиболее ценной части кладбища, происходит активная  “аннексия” территории захоронениями никонианскими, с уничтожением всего – плохо ухоженного…

Противоположная часть Гривского старого кладбища исторически являлась самостоятельным  Калькунским кладбищем. Ныне этого кладбища уже не существует – территория  “подготовлена” к последующим погребениям…

Через дорогу простирается большое хорошо спроектированное, но практически совковое — новое Гривское кладбище. Хотя и на нем встречаются приятные исключения.

Тридцатые годы прошлого столетия были достаточно скудными, и характерные памятники этих лет встречаются редко. И, конечно же, эти столь дорогие памятники поставлены дорогим сердцу …    Очень хороши стелы и юной девице Шерстовой, и взрослой Федоровой…

Внушительно выглядит Крест — новодел Куракиных.

Пожалуй, самым красивым семейным ансамблем является мемориал Ивановых. При всех отступлениях от староверских традиций — сочетание старинного Креста с чередой именных плит впечатляет.

Из памятников наставников особенно интересен основателю династии наставников — Евфимию Кудряшову.

А на старом Гривском кладбище покоится ещё один известнейший наставник – Прокопий Стрелков, один из известнейших староверских книжников – собирателей…

 

И в заключение нашего экскурса по староверским Двинским кладбищам хочется верить, что несмотря на все жизненные перипетии и катаклизмы сознания — большая часть сокровищ уцелеет для внимательного взора будущих поколений староверов Латгалии.

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s