Резекненское старообрядческое кладбище.

Резекненское старообрядческое кладбище.

 

Кладбище это заметно отличается от остальных латгальских кладбищ.

Во-первых, по своему статусу – оно составляет единое целое  с действующим храмом. А старообрядческая община так и именуется – Резекненская кладбищенская старообрядческая община.

Во-вторых, этот единый комплекс: храм, прихрамовые постройки, скорее даже усадьба, кладбище – всё это  официально включено в государственный реестр «Необычного культурно-исторического наследия Латвии». Теоретически это решение дает надежду на государственную финансовую поддержку (когда-нибудь!)… Практически – хорошая реклама для любителей сакрального туризма.

В —  третьих, это самое роскошное кладбище Латгалии по богатству, да и по разнообразию  памятников. Правда, здесь нет большого количества привычных нам цельнокаменных памятных стел XIX века. Зато есть яркое разнообразие памятных Крестов, как привозных, так и из местных мастерских, в том числе — и камнереза Тимофея  Кирсанова. На самых богатых участках красуются великолепные мраморные и гранитные т.н. каплички.

Но, главное, — это единственное кладбище в Латвии с сохранившимися надгробными домовинами.

И, наконец, это одно из немногих кладбищ, где древние памятники заброшенных участков не только не сносятся ради дефицитных квадратных метров (а дефицит здесь ого какой!), но заботливо восстанавливаются и реставрируются. И в этом заслуга долголетнего председателя общины Владимира Владимировича  Никонова – историка, исследователя староверия, писателя и т.д. и т.п.!

Кладбище было заложено в 1858 году. Самый древний сохранившийся памятник датирован 1859 годом. И  все же эта стела Мононии(!), дочери купца Масленикова, не  характерна для Резекненского кладбища.

Имеется еще одна стела. Стелы эти явно привозные издалека, не всем «по карману». По этой или по какой другой причине, но более стел на кладбище, кажется, нет.

Вообще-то,  всегда надо иметь в виду, что лет этак 80 – 150 тому назад памятные кресты на провинциальных кладбищах процентов на 80-90 были деревянными. Но по прошествию нескольких десятков лет первоначально сплошь уставленное деревянными крестами кладбище уже видится – пустынным…

Но здесь, кроме крестов,  еще ставились и деревянные домовины. Домовина, как отмечает в своих исследованиях академик Б. А. Рыбаков, известна как способ погребения еще с языческих времен. Но в ортодоксальном федосеевстве эта традиция культивировалась достаточно долго, хотя и  редко. И дольше всего сохранялась в Режице и ее окрестностях. Даже до начала ХХ1 века на кладбище было несколько останков домовин. А судя по этой фотографии 30-х годов, их было больше.

Одну из домовин, стараниями В.В. Никонова, реставрировали, как исторический памятник.

Понятно, что все деревянные памятники, независимо от их вида, сохранялись сравнительно недолго. Хотя и сейчас на кладбище находятся останки домовин.

Зато в отличном состоянии содержится т.н. староверский склеп или часовня Родиона Лифанова. Смутными воспоминаниями о кладбищенских часовнях — склепах делились с нами староверы нескольких общин, но сохранилась полностью – лишь эта.По этой

причине ныне на Резекненском староверском кладбище любому посетителю бросаются в глаза в первую очередь пышные ансамбли староверских деятелей времен расцвета общины. Да и размещены они на самых почетных местах, в непосредственной близости от храма. Это несколько ветвей Синицыных и Воробьевых, Трубицины,

Астратов, Карпушенко..

.

Иоанн Петрович Синицын – крупнейший купец и строительный подрядчик. Участвовал в строительстве Академии Генштаба в С. Петербурге и многих других. Крупнейший благодетель общины. Его подвижничеством в Москве отлит и доставлен в Режицу самый большой в Балтии церковный колокол – гордость общины! Кстати, улица, на которой находится храм, носит имя И. П. Синицына.

Одним из успешных председателей общины являлся Максим Иоакимович Синицын – также крупнейший строительный подрядчик. Участвовал в строительстве Московского почтамта. А в С.- Петербурге – строил здания Купеческого банка на Невском, Электротехнического института (ужель родного мне ЛЭИСа?!), Музея Мин. Путей сообщения. За последний – указом императора Николая II  Максим Иоакимович удостоился титула Потомственного Почетного Гражданина. Правда, сам погребен не в Режице.

Судя по памятнику, носил при жизни титул Потомственного Почетного Гражданина и Ефим Ипатович Карпушенко. И прах его перевезен с  далекого места кончины — из Франции.

Совершили много благодеяний для общины местный купец Леонтий Ефимович Воробьев и петербургский купец Макарий Антонович Трубицин и много других.

Скорее всего, именно «спонсорская» помощь способствовала переезду в Режицу в 1868 году для украшения храма «кондового» федосеевца иконописца Ефима Фролова с сыновьями Титом и Гавриилом, который основал в доме Василькова мастерскую. Так возникла Режицкая школа иконописи. Иконы же, писанные Гавриилом Фроловым, являются гордостью любого храма.

Связь Г. Фролова с общиной никогда не прерывалась. Вот фотография из архива Лидии Степановой (Ливанская община).

Тридцатые годы, Гавриил Ефимович в окружении молодых клириков.

И еще. Силами общины, уже в наше время, в Раюшах (Эстония) на могиле выдающегося иконописца и философа был установлен памятный Крест.

Нельзя не восхититься и уникальными металлическими оградами на некоторых семейных участках. Часть из них изготовлена аж в Петербурге в мастерских К. И. Воронова…

После посещения некоторых кладбищ невольно приходит мысль, что мы только что побывали  на своего рода ярмарке тщеславия.  Увы, но многие следуют логике «быть не хуже», а отдельные – быть «продвинутее».

В начале ХХ века в городе появилась «Мастерская монументов Кирсанова – Гродзиньского». Мастерская изготавливала различные памятники, но наиболее прославилась изготовлением столь сложного изделия как каменный восьмиконечный староверский («Кирсановский!») Крест.

Это единственное староверское кладбище Латгалии, на котором имеются памятники типа саркофага, изготовленые в тех же мастерских.

Сам Тимофей Кирсанов с супругой покоятся на этом же кладбище.

Связано резекненское кладбище и с еще одним святым для многих именем – Ивана Никифоровича Заволоко. В Режице он родился на свет Божий, здесь в 1940 был благословлен на пастырское служение, здесь его арестовал НКВД и отправил в места столь отдаленные, здесь находится и его могила. И святая обязанность каждого, кто обозначил свою общественную деятельность как ревнительство русской старине и древлеправославию, непременно —  возложить цветы у его скромного памятника.

Сохранился на кладбище и один деревянный крест растрелянному в 1941 году Иакову Терентьеву.  И опять же, крест не похож ни на один другой деревянный по всей Латгалии, и дает представление о давно забытых традициях установки памятных деревянных крестов. Простая эпитафия: «Наш друг убиенный в наших сердцах вечно жив». Сейчас, когда разработаны и легкодоступны технологии предохранения деревянных поверхностей от скорого разрушения, эти традиции могут быть особенно поучительными.

Находясь на кладбище, всегда интересно читать эпитафии – и «официальные» лицевые и глубоко лиричные на оборотней стороне памятника. Примеры (орфография сохраняется):

 

Дорогая родительница, милая мать!

 

Просим тебя от нас Господу взывать.

Если у него нашла ты дерзновенье

Дабы он и нас довел в блаженное селенье.

Ты спишь, дорогая, не знаешь наш удел

Мы также не знаем, куда тебя определил Божий предел.

О, Боже, милосердный! О всех нас внемли,

И, пока все мы живем здесь на земли.

Которыми ты знаешь судьбами,

Спаси и назови своими рабами.

…………………………………………………….

Добрые мои друзи и знаемые, почто не плачите

Почто не рыдаите иже иногда      вам любимаго

Друга и брата нынеже странна Бога и всех

Вас яже поглоти сродниы мои и яже

По духу братия и друзи обычнии и знаемыи

Плачите воздохните сетуйте сев(б)о от вас

Разлучихся

……………………………………………………..

Стою пред твоею могилой

И горькие слезы кроплю

Уже дорогой ты мне милой

Люблю я могилу твою

Люблю я твой прах драгоценный

Пред ним я смиряюсь душой

А памятью вечной священной

Тебя не забуду друг мой

…………………………………………..

И еще. На многих кладбищах есть мелкие детали, особо врезающиеся в память. На этом кладбище поражает особо тщательное изображение на некоторых памятниках черепа головы Адама. Страшновато, однако…

Странно, но факт – на клабище, кроме И.Н. Заволоко, не захоронен ни один из известнейших наставников храма. Ефрем Аггеевич Щербаков погребен на Преображенском кладбище в Москве. Архип Семенович Синельников погребен в Рябках (Гурилишки – Вилянский край)…

Необходимо добавить, что все выше описанное относится к старой, исторической части кладбища, давно уже закрытой для новых захоронений.

Но и примыкающая часть «нового» кладбища уже практически «заселена». Эта новая часть – ничем не отличается от прочих новых староверских кладбищ: та же ярмарка тщеславия, только с гораздо меньшим сакральным смыслом. Или вообще без оного.

На новом кладбище, сприхода, находится могила известного Екабпилсского наставника Тимофея Харламповича Данилова.

Существует в Резекне еще одно небольшое давнее староверское кладбище – Юпатовское. Название пошло по имени владельца земельного участка, заложившего свое семейное кладбище в конце XIX века. Но о нем необходим особый рассказ.

В заключение, выражаю благодарность Владимиру Владимировичу Никонову за предоставление большого количества фотографий, сделанных в ходе совместных изучений старообрядческих кладбищ Латгалии.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s